ГородМой

Мой любимый Чернигов

Рассказ на конкурс «Мой любимый город». Участвуйте. Голосуйте.

Я давно уже не живу в своем любимом городе. Так уж сложилось, что нас развело пространство и время. Постепенно начинают стираться в памяти его старинные узенькие улочки и широкие современные проспекты, уютные зеленые дворики и заполненные людьми стадионы, но яркими вспышками все еще приходят в снах и быстрая Десна, и Вал, и Болдина гора.
Хочется выплеснуть на бумагу все, что накопилось в сердце, остановить мгновенье и запечатлеть то, что еще помнится.
Мой любимый город – провинциальный и тихий Чернигов, который манит и завораживает. Он пленит сердце каждого, кто хоть раз приедет сюда. Не слыхали о таком? А помните былину об Илье Муромце и Соловье-разбойнике? Соловушка сидел на дереве и пугал проезжающих путников как раз на дороге из Чернигова в Киев. Помню, раньше всё показывали этот дуб как местную достопримечательность на Болдиной горе.
Но обо всем по порядку.
Мое детство прошло на рабочей окраине любимого города. Наверное, все в нашем дворе было таким же, как и в тысяче других советских дворов. Помните? Горка-ракета, карусель, бегущая по кругу, и лавочки, на которых, как мне тогда казалось, денно и нощно сидели бабули. Изюминкой были вековые сосны, чернота которых в древние времена и дала название городу, да белочки, прыгающие с дерева на дерево, а нашим любимым развлечением – запрыгнуть на крутящуюся карусель и смотреть на плывущие по небу верхушки деревьев, главное, не проворонить шишку, летящую с них прямо в лоб.
Наибольшим событием во дворе считалась, как мы тогда говорили, поездка «в город», обязательным атрибутом которой было путешествие на троллейбусе. Сейчас это звучит смешно, но тогда мы долго готовились, наряжались, а после еще несколько дней рассказывали об увиденном в центре.

Маршрутов было несколько: за покупками в «Детский мир» или «Дружбу», где на входе давали карточки, от которых отрезали купон в каждом отделе, или погулять (здесь выбор был невелик – на Болдину гору, в Городской сад, на Вал или в кафе). Особо популярными считались 3 заведения – и сейчас существующее кафе «Детинец», где самым большим лакомством были фигурное желе, взбитые сливки и мороженое, посыпанное шоколадной стружкой, ресторан «Полесье», куда родители приходили выпить ароматный кофе, а нам, детям, покупали первое в городе мягкое мороженое невообразимого синего цвета, и пиццерия, гордо именуемая просто «Пиццерия», расположенная и ныне на углу проспекта Мира и улицы Щорса, где готовили пиццу размером с мелкую тарелку, которую роднило с итальянской только название, но вкус, как мне казалось, был божественным.
Поход на Вал каждый раз был праздником, хотя в дневное время и не предвещал ничего нового. Здесь, как почти и тысячу лет назад, ничего не изменилось: все также стоят церкви, окруженные вековыми деревьями, с обрыва видно, как течет Десна, а дети, как и в моем детстве, лазят по пушкам, подаренным городу самим Петром I за участие в войне со шведами.

Днем в ныне действующие соборы пускали осматривать церковное убранство и кельи монахов, организовывали выставки в соборах. Обычно на экскурсии ходили всей семьей, хотя детвора постарше потом еще много раз бегала «на посмотреть». После культурной части отправлялись на прогулку по реке на новом тогда теплоходе «Казбек» (уж и не знаю, дожил ли он до наших дней). Вечером в район Детинца ходить боялись.

Это сейчас молодежь устраивает там массовые вечерние гуляния, а тогда все знали о Мотре Кочубей, которую за связь с гетманом Мазепой прокляла собственная мать. То и дело запоздалые путники встречались с призраком девушки, душа которой все не может успокоиться. Страх и ужас вызывало ее внезапное появление, но, говорили, что не надо бояться Мотрю, девушка всего лишь просит крестного знамения, которое поможет ей наконец-то обрести покой, и, увидев оное, сразу исчезает.
Пугать духами в Чернигове любили.

О местных приведениях можно было услышать повсюду, даже в школе. Помню, что нам постоянно рассказывали о том, что призраки бродят не только на Валу или Болдиной горе, но и выходят в город. Признаюсь честно, после таких уроков мы боялись выходить вечером на улицу: вокруг все мерещились кареты и чьи-то тени. Бывает, выскочишь за школьный порог, собьешься в стайку с такими же «отважными» и бежишь вприпрыжку домой.
Но что-то я отвлеклась. Еще одним маршрутом была поездка на Болдину гору. Она расположена достаточно далеко от нашего двора, поэтому туда добирались редко, а посему такие вылазки «в город» еще долго потом обсуждались. Гора, конечно, больше походит на высокий холм, но, по-моему, является самым загадочным местом в Чернигове.

Рассказывают, что здесь нашел свой покой Илья Муромец: в одном из здешних курганов были найдены доспехи и оружие огромнейших размеров.
Вообще Болдина гора – место удивительное: современное и древнее, окутанное мистикой и церковным звоном. Здесь вечный огонь соседствует с Антониевыми пещерами, а беседка, построенная для чаепития Николая II, с Елецким монастырем. Обязательным атрибутом поездки было посещение Антониевых пещер, которые были основаны в Чернигове Антонием Печерским в противовес Печерскому монастырю в Киеве.

Ну и что, что бывали там уже тысячу раз, они манят и влекут так, что хочется вернуться туда вновь и вновь. Ходили в холодное подземелье не столько ради внутреннего убранства или мощей святых, а посмотреть местное привидение. Говорили, что часто оно появляется во время экскурсий в одном из темных коридоров. Но сколько я не силилась рассмотреть Тарасия, ни разу ничего различить не удалось. Сейчас пишу, а саму одолевает страх, ведь это только в детстве весело увидеть призрака.
Но наибольший ужас на черниговчан навевал дух полковника Василия Касперовича Дунина-Борковского. О жизни его доподлинно ничего не известно, помнится только, что шляхтич принял православие, а потом стал щедрым меценатом, на деньги которого были построены кельи и трапезная Елецкого монастыря, церкви Петра и Павла, Вознесения, отреставрированы многие святыни. Никто не знает, с чем были связаны такие пожертвования бывшего католика, но некоторые уверяли, что так он пытался искупить страшные грехи.

После смерти полковник был похоронен в Успенском соборе Елецкого монастыря, и тут начало твориться что-то невообразимое: каждую полночь из монастырских ворот вылетала карета с упырем и неслась в имение шляхтича. Там полковник обходил владения, наводя ужас на домочадцев, а после петушиного крика исчезал. Часто он встречался прохожим и на Красном мосту. Призрак так замучил горожан, что было решено призвать на помощь архиепископа, которому и удалось остановить упыря.

Дело давнишнее, конечно, но и в моем детстве все будоражили Чернигов слухи о встречах с полковником на Красном мосту.
Ах да, забыла сказать, культовым местом в пору моей юности был фонтан «Жабки» в сквере возле Красной площади. Такое ощущение, что там назначали свидания все черниговские кавалеры. Неподалеку всегда стояли несколько фотографов: писком местной моды было сфотографироваться с ребенком на одной из жабок.
Пару лет назад мне снова довелось побывать в своем любимом городе Чернигове.

На въезде меня встретила все такая же Екатерининская церковь и пушки на Валу, а мимо проехал троллейбус из детства. На миг даже показалось, что здесь все так, как и прежде. Но нет. Мой любимый Чернигов сегодня уже другой: советских «Жабок» сменил музыкальный фонтан, не нашла я и булочную возле Вала, вместо нее теперь расположилось уютное кафе, нет больше «Дружбы», ее сменил современный «МегаЦентр», да и «Детский мир» уже совсем не похож на магазин для детей.

Была я и в своем стареньком дворе на окраине Чернигова. Здесь уже выросли современные дома, а в песочнице играет совсем другая ребятня. Одно осталось неизменным – вековые сосны, уходящие прямо в небо, и видавшая виды карусель, которая все бежит по кругу.

 

Комментарии (3)

  • Ira101160

    С какой любовью написано о родном городе, и с тихой грустью. Прочитала с большим удовольствием, и свой родной город опять вспомнила — взгрустнулось…

    Ответить

  • Яна

    Мне нравится! Голосую 🙂

    Ответить

  • Александр

    Аж в сердце защемило ,какое всё родное.

    Ответить

Оставить комментарий