ГородМой

Я возвращаюсь к тебе, мой город!

Этот рассказ участвует в конкурсе «Мой любимый город». Нравится?  Голосуйте!



Приторно сладким, янтарным ландрином тарахтят на зубах слова: «Любимый город». Я возвращаюсь к тебе, слышишь, мой город!
Фальшивые слова, фальшивая сладость… Что такое Город? – Всего лишь обстоятельства и место жизни. Эти обстоятельства принято «любить». Тем более, если ты в них родился.

Даже если в твоем городе всего лишь три улицы, два забора и одна свалка – все равно, люби. Старенький теплоход (паром Баку-Мой-любимый-город) медленно входит в залив. Громко играет музыка, странный микс: Буланова, Ваенга, Стинг «The Book Of My Life». Я вместе с другими пассажирами стою на палубе: в каютах и салонах нечем дышать, на смену морской свежести пришла прибрежная духота.
Жара, безветрие. Фиолетово-черные горы, серебристые резервуары нефтехранилища, и над всем этим — огромная, на полнеба, розовая скала (на самом деле – плато). Город весь, как на ладони. С моря он красив, как театральная декорация, нарисованная одновременно Рокуэллом Кентом и Рерихом. Эта декорация слишком хороша, чтобы в ее реальность можно было поверить. В моем Городе есть только три цвета и две стихии: фиолетовые, розовые камни и вечно выгоревшее, белесое небо. Есть еще Каспий. Но он непостижимым образом ускользает, лишь кое-где, в окнах квартир, светит ирреальной, серебристой полоской. До открытого, настоящего моря надо ехать восемнадцать километров.

То, что в городе: залив, бухта Саймонова – загажено, безлико и бездушно.
Я ненавижу тебя, мой Любимый город. Тягучей, ядовитой ненавистью. Ты абсолютно фантастический и невозможный. Я такая, какая есть, только благодаря тебе. Ты – это я. Я – это ты. Один известный, маститый, безумно талантливый актер тоже родился здесь. Но нигде, ни разу не упомянул о нашем Городе. Во всех энциклопедиях и Википедиях указано место рождения: Москва. Он везде рассказывает, что рос с арбатской шпаной и был двоечником. Его отец, охотник, держал охотничьих псов. Думаю, что актер не говорит правды потому, что для него раскрыть тайну рождения – все равно, что раскрыть тайну своего непостижимого, странного, непохожего таланта.
Шаткий трап как последнее предостережение: может, еще, пока не поздно, вернуться? Смотри, как все зыбко и ненадежно, как покачиваются и подрагивают под ногами ступеньки… но город меня уже встретил, вобрал в себя. Я снова здесь…
Зачем, ну зачем я вернулась? Все мои серьезные, практичные причины, все доводы разума сейчас, на берегу, смешны и жалки. На самом деле я вернулась нищенкой, попрошайкой: выклянчивать любви и милости у моего города. Здесь я была вечной неудачницей. Он не принимал меня, мой город! Он выпроваживал меня, но я снова и снова возвращалась. Он забирал моих близких. Он испытывал меня любовью, слишком большой, чтобы она могла уместиться в одном сердце, не изодрав его в клочья. А когда у меня хватило сил жить дальше с огромной любовью в груди и кровавыми лохмотьями вместо сердца – он, город, забрал моего любимого.
Зачем я снова вернулась?! Мой любимый давно ждет меня там, где на сером песке лежит перевернутая лодка. Это то самое место, где все реки впадают в моря, и где невозможно разминуться. Как, впрочем, и встретиться…
Мой город, выстроенный более ста лет назад по указу Петра Великого из обтесанной вручную гюши (камня-ракушечника), нынче красуется пальмами и многоэтажными беломраморными отелями. Почти роскошный холл, красавец портье вручает ключ, меня провожают до лифта. Оставляю вещи в номере и ухожу бродить.
Ничего, ничего не осталось от того, гордого и честного, славного Укрепленного Форта Российской Армии. Я хожу по старым улицам и не узнаю их: здесь было Дворянское собрание, здесь – Офицерское. Нищеватая Советская власть не стала ломать эти добротные здания, символы «проклятого» прошлого, просто использовали их по другому назначению. Сейчас все снесли. Чтоб и духу русского не было в помине. Но чужеродные пальмы не хотят приживаться на этой земле. Белый мрамор и позолота кажутся пыльными и неуместными. Театр, театр…
Мне надо к нотариусу (огромные очереди – хоть тут я тебя узнаю, город мой!) и на кладбище: навестить могилы. А еще — мне надо почувствовать себя на улицах моего Города свободной, раскованной, состоявшейся, независимой.
…Встречаю старинную знакомую (сколько мы не виделись: восемь лет, или уже все шестнадцать?). Она высокомерно щурится и надменно задает вопросы. Снисходительно делится успехами взрослых детей и внуков. Спрашивает, где я остановилась.
— В отеле ***.
— Там же дорого?! – недоверчиво, чуть-чуть, приподнимает брови.
— Нет. Люкс за восемьдесят долларов в сутки. Я на три дня, не больше.
…Она не простила мне проживания в люксе. Мой город, что опять я делаю не так?
***
Отель полупустой. На одиннадцатом этаже я, кажется, вообще живу одна. Ночью выхожу на балкончик. Впереди залив, на рейде стоят танкеры. Вокруг отеля горы. Безлюдье. Никакого жилья вокруг. Раньше здесь был мясокомбинат – снесли. Тишина.
Рядом, на соседнем балконе, хлопнула дверь: у меня, все-таки, есть соседи. Громко зазвучала музыка из соседнего номера. Та же, что и на теплоходе, Стинг: «But the flickering pages that trouble my sight Is a book I’m afraid to write» ( Есть книга, которую я боюсь писать, Это книга моих дней, это книга о моей жизни ).
Подул сухой, горячий ветер с пустыни, с тонким, издавна знакомым, вечным ароматом прокаленного песка, соли и полыни. Вдыхаю полной грудью: нет, ничего не изменилось! Здравствуй, мой город… ты, на самом деле, все такой же! Благополучно переживешь и этот мрамор, и эти этажи, и останешься все тем же.

Ты будешь все так же не признавать мои успехи и сушить слезы горячим, колючим ветром, подталкивая в спину: иди, ну, иди же вперед! Твой ветер за моей спиной – как крылья. Мое непризнание авторитетов и независимость – от тебя, от твоей суровой неласковости; но зато я не боюсь писать книгу своей жизни!

И все, что я написала и напишу — о тебе. Если не в каждой строчке, то между строк, точно.

 

 

Рассказ участвует в конкурсе  “Мой любимый город”.

Нравится?

Голосуйте!

Нажмите на кнопочку “Мне нравится”.


Комментарии (9)

  • Светлана

    Странные и, можно сказать, загадочные отношения: с жизнью, с городом, с миром… Интересно, сколько людей узнают в этом рассказе свой город?

    Ответить

  • Aprela

    Нет, я не узнаю здесь свой город. Я свой город люблю. Если мне станет в нем тесно, или он покажется мне не достаточно ярким, я уеду, на время или навсегда. Но никогда не скажу тех чудовищных слов, что в заголовке.

    Ответить

  • Fekla

    Отличный рассказ. Можно только догадываться о том, что это за город. И, да, город не отпускает. Где бы ты ни был, что бы с тобой ни произошло, всегда ты будешь вспоминать свою малую родину, свой Город: когда-то казавшийся огромным, когда мама не пускала гулять дальше дороги, и как со временем Город оказался Городком — маленьким — его можно прошагать за 40 минут из одного конца до другого. Но всё равно — это Мой Город. Он многолик. И у каждого жителя Свой Город.

    Ответить

  • Галина

    Нет у меня таких сильных эмоций по отношению к городу своего детства: ни положительных, ни отрицательных, ни смешанных чувств. МОЙ город пришел ко мне позже.

    Ответить

  • Tina

    Рассказ очень впечатлил, заставил призадуматься о своём родном городе, окунул в воспоминания каким что было раньше и как всё выглядит сейчас… после таких рассказов на душе остаётся какой-то невидымый, но ощутимый след.

    Ответить

  • Егор

    Рассказец слегка депрессивный, но до конца дочитался довольно легко.Насколько я понял повествуется о каком то городе в Туркменистане.

    Ответить

  • Юлия

    У каждого из нас есть свои счёты с городом детства. У кого то — нежно ласкающие и убаюкивающие объятья, у кого то — бездумное, серое равнодушие, у кого то щенячий восторг… Бывает и ненависть, и непонимание, и ощущение предательства. Как говорится: «Каждому своё»

    Ответить

  • ilya90

    Очень понравился рассказ. А у меня мой город вызывает положительные эмоции. Где бы я ни был, но меня всегда тянет домой, там где я родился, вырос… Никому не отдам свой город!

    Ответить

  • Dunia

    Да, написано очень здорово…Вместе с автором погружаешься в это состояние щемящей тоски, давно минувших, но так и не забытых дней…..Состояние, когда скребут кошки на душе и когда ты одинок…Я испытываю нечто подобное и к своему городу, когда возвращаюсь в него…Такие встречи с былым всегда показывают, что только от одного не убежишь — от себя самого…Потому что все, что ненавистно и так терзает душу уже в крови, взращено именно здесь, и никуда от этого не деться.

    Ответить

Оставить комментарий